Все скидки Астрахани

Обретение Астрахани. Часть III

Фрагмент карты с территориями черкесов и ногаев
среда, 6 января, 2016

Попытки ногаев поставить во главе Астраханского царства своего ставленника провалились. Посольство Тургенева. Юсуф угрожает Ивану Васильевичу

Публикуется на основе «Астрахань в старые годы...» П. Х. Хлебникова, 1907 год. Сглажены некоторые высказывания, которые могут оскорбить чувства верующих.

Уже опубликовано:

Племянник Измаила Дервиш Али и бегство его в Москву

Еще до падения Казани, как бы предугадывая дальнейшую русскую политику на юго-востоке, Измаил предлагал Ивану Васильевичу принять более деятельное участие в астраханских делах и просил помощи для возвращения астраханского престола племяннику Дервишу Али. Сын Шейх-Хайдера и внук Шейх-Ахмеда, хана Золотой Орды, Дервиш Али уже царствовал в Астрахани ранее, но дни его правления были недолги — в скором времени черкесы овладели царством и он, уступив престол их ставленнику, бежал к соседям и проживал то в Орде, то в России, в числе других служилых выходцев. Задумав вернуть ему престол, ногаи сначала пытались сделать это собственными средствами без посторонней помощи.

11-го сентября 1548 года приехал в Москву посол ногайский Тягрибердей (прим. в документах того времени также именуется Тегри-Бердяй, Тере-бердей) и привез грамоту, в которой мирзы просили отпустить им Дервиша Али.

Попытка ногаев воцарить в Астрахани Дервиша Али кончается неудачей. Надежда на помощь Москвы

Последнему через месяц было объявлено, что Царь по просьбе мирз отпускает его, но, если ему вздумается вернуться обратно в Москву, то он всегда будет принят и устроен хорошо. Дервиш Али согласился и дал царю клятвенную запись, в которой обещал «дела Царя и Великого Князя беречь и землям его хотеть добра в правду без хитрости». Перед отъездом Дервишу Али оказаны были многие почести, он обедал у Царя и пошел в Орду.

С его прибытием ногаи усилили свои попытки вернуть ему Астрахань, но таковые в течение нескольких лет были безуспешны. Тогда-то в Орде наконец осознали недостаточность собственных средств для задуманного дела и решились искать помощи из России.

26-го мая 1551 года снова пришли в Москву ногайские посл. В привезенной ими от Измаила грамоте заключалась просьба безотлагательно, тем же летом, «воевать» Астрахань и отдать ее Дервишу Али.

11-го июня послы были отпущены обратно с грамотой Царя, который отвечал Измаилу: «в грамоте своей к нам писал еси, что... нам бы дружбу свою к тебе явити... и на Астрахань Дервиша царя учинити... и мы прежде сего послали к тебе своего посла Петра Тургенева... И ты бы с нашим послом Петром о всех тех делах нам ведомо учинил, как тем делам вперед пригоже быти».

Посольство Тургенева и вести ногайские

Вскоре, 7-го июля того же года, пришла весть и от Тургенева, который доносил, что виделся с Измаилом и что этот последний говорил ему: «писал я Царю и Великому Князю, чтобы он послал воевать в Астрахань, да пожаловал бы взял Астрахань, да посадил Дервиша царя и с своей руки нашего сестринича как Шигалея царя на Казани держал, так бы и его, он бы ему так же служил. А только не пожалует Царь и Великий Князь, нам на Астрахань не пособить и нам ее взяти не мочно. Пушек и пищалей у нас нет, ни судов нет же. А пожалует только пособить нам на Астрахань, куда велит на своего недруга итти и мы готовы».

Сообщая добрые вести об Измаиле, Тургенев в то же время жаловался, что вышеупомянутый князь Юсуф его ограбил, наносил обиды и бесчестия «а докуки, Государь и соромоты... добре много и не чти... прислал, Государь, ко мне в шатер да лаять велел и соромотить, да поругаться велел... Правды, Государь, у Исупа князя никак нет». Донесение Тургенева еще раз подтверждало установившееся в Москве мнение о Юсуфе и было ценным указанием на будущее.

Когда через неделю снова прибыли послы из Орды от Измаила и Юсуфа, первых приняли ласково, на последних же Царь положил свою опалу: они были ограблены и заключены под стражу на дворе некоего подьячего Митьки за Москвой-рекой. Грамот у них Царь принимать не велел, а на грамоте Измаила, повторявшего свою просьбу о Астрахани, послан ему был уже более определенный ответ: «а что еси писал к нам о Астрахани... и мы ож Бог даст астраханское дело хотим делати на весне и Дервиша царя тут устроити, потому как еси к нам писал. А сего лета ныне нам того дела делати нельзя, потому что ныне делаем свое дело Казанское».

Обнадежив в этом смысле Измаила, московское правительство считало несвоевременным еще более ухудшать свои дурные отношения с Юсуфом, поэтому послы его спустя несколько месяцев были освобождены из под стражи и допущены подать свои грамоты. В них Юсуф пенял Царю на казанский поход и, угрожая ему за него местью, писал: «а у меня триста тысяч рати моей письмяной. А восемь у меня сынов моих, а по десяти тысяч у них своих людей есть».

Царь не замедлил ответом: «о Казани есмя тебе многожды писали, что тот юрт изстари наш, а взял его дед наш своей саблей... А которые Крымцы и Казанцы... нам грубили и те в наших руках померли... Наше тебе слово то: кто на наши Украины войной пришед в руки нам попадет и тому живота не будет. Так бы еси ведал».

В следующей публикации мы рассмотрим вторичный приезд Дервиша Али в Москву и «дела казанские» Ивана Грозного.

Интересная статья? Поделись с друзьями!

Коллеги пишут: