«Понимают, что происходит — многие, готовы действовать — единицы»

Юрий Юрьевич Евич
Фото: Ю. Евич
вторник, 15 марта, 2016

Интервью: Юрий Евич — старший лейтенант медицинской службы ДНР, участник боевых действий в Новороссии, руководитель курсов «Тактическая медицина» — о любви к Родине, войне и медицине

В условиях, когда на наших глазах рушится былое устройство мира, некоторые теряют голову, кто-то уходит в себя или просто ничего не замечает. Разумные же личности начинают готовиться к будущему. К будущей войне и к будущей жизни. Для жителей Астрахани и всех наших читателей мы подготовили интервью с человеком, который прошел войну и сейчас делится своим опытом с теми, кто хочет победить и жить дальше...

— Здравствуйте, Юрий! Когда Вы поняли, что пляски на майдане не закончатся ничем хорошим, а приведут к гражданской войне и гибели мирного населения? Просто некоторые российские граждане, не отягощенные жизненным опытом, желают повторения подобного «народного волеизъявления» и в нашей стране.

— Что такое случится — я знал лет 18-20 назад. Когда проходил в Донецке интернатуру по хирургии после окончания института (1998 год), уже тогда по телевидению звучало «Украина — не Россия!», в быту — анекдоты, москали сволочи... Когда сейчас наши военспецы говорят «Кто бы мог подумать?!», я им отвечаю «А кто должен был думать, если не вы?!». Я ожидал этих событий и, в меру сил, готовился. Крайние три года, когда пришел Янукович и ситуация вроде стала выправляться, когда сильно смягчилась эта хохлорагульская наглость — я уже начал думать, что мне примерещилось: вроде люди как люди, живут нормально... И на пару лет я расслабился. А тут майдан!

Что окончательно все профукано, мне стало понятно, когда Янукович покинул Украину. Это стало совершенно очевидным. В настоящий момент в мой круг общения входят военные специалисты, воевавшие люди, сотрудники спецслужб, из армии. И когда они рассказывают, что адреса всех активистов майдана были известны, и за одну ночь их можно было обезвредить, а СБУ было готово перейти на нашу сторону — мне становится понятно, что Януковича просто слили. Не буду уточнять почему, но в тот момент мне стало ясно, что точка невозврата пройдена. До этого ценой жизни десятков человек можно было спасти буквально миллионы жизней.

Юрий Евич начал свою службу в Новороссии в апреле 2014 года командиром Первого Добровольческого медицинского отряда. Во время тех событий в его задачи входили не только помощь раненым бойцам и гражданским, но и организационные работы в сфере военно-полевой медицины. Кроме того, он принимал непосредственное участие в специальных операциях и эвакуации раненых с территории противника. Закончил службу в марте 2015 года в должности начальника медицинской службы 3-й бригады народной милиции ДНР (в\ч 08803).

Ехать воевать очень не хотелось. Лично мне сразу было понятно, что Россия активно не вмешается, а против нас — и ЦРУ, и все прочие спецслужбы стран НАТО, и укровская государственная карательная машина... Словом, без всякой поддержки против такой мощи — ехать воевать означало, скорее всего, «билет в один конец». Хорошо представляя мрачную будущую перспективу, ведь помирать никому не хочется — я сутки лежал с температурой, ознобом. А потом с божьей помощью сказал себе «Да ты же мужик! Вставай!»

Вокруг меня имелось огромное количество людей, даже военнослужащих, докторов и подготовленных специалистов, которые видели к чему все идет... Когда пришел момент, что нужно поднять пятую точку и воевать — у каждого нашелся повод, чтоб этого не делать. И сейчас я тоже вижу много людей, которые понимают, к чему все идет. А вот людей, готовых что-то делать — я вижу намного-намного меньше. Понимают — многие, готовы действовать — единицы.

С другой стороны, заметно и обратное: многие из тех, кто не понимал, что творится, жил-жил не тужил — сказали «Ах вы, суки!», и поехали. В общем, понимать ПО-НАСТОЯЩЕМУ, что скоро враг будет на твоей земле, это совсем не то, что понимать НА СЛОВАХ! Нужно быть готовым противостоять врагу, а с этим большие проблемы.

Хочу донести до читателя основную мысль — если не задавить гадину ТАМ, то скоро они придут сюда. Это нужно осознать жителям России.

— В рамки существования России как государства не вписана идеология — у нас даже в Конституции идет черным по белому, что «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Что Вы можете сказать по этому поводу?

— Здесь мы затрагиваем архиважный и сложнейший вопрос, который упорно замалчивается. Несмотря на то, что в Конституции написано так, у нас есть неявная идеология поклонения золотому тельцу, идеология наживы любой ценой. Все народы, поклонившиеся этому идолу, закончили очень плохо в исторической перспективе. Когда все в жизни начинает меряться деньгами, тогда нормальные, человеческие приоритеты — семья, дружба, альтруизм, служение Отечеству — все это вытесняется. Когда такое происходит, то в конце зажравшиеся, обезумевшие гедонисты уничтожают, рвут друг друга и пожирают все созданное до них. Созидать при такой идеологии невозможно. Отличный пример — Римская империя, на сегодняшний момент — США. К сожалению, мы повторяем этот путь. У нас тоже нажива поставлена во главу угла.

— Но сейчас заметны попытки на государственном уровне дать народу хоть какую-то идею — православие, например...

— С Церковью у нас ситуация непонятная. По словам некоторых ее служителей, Патриарх запретил им приезжать в Новороссию и молиться об успехе православного воинства новороссийского. Ситуация, на самом деле, как 1612 году, когда львиная доля служителей церкви присягнула полякам. Я вот был уверен, когда махач начнется, народ толпой хлынет — исполнить долг христианский, постоять «за землю Русскую». Хрен там — воцерковленных православных (прим. человек, который полностью соблюдает обрядовую сторону православия — регулярно причащается и посещает службы, придерживается канонов в одежде, постится и т. п.) я не видел. Если какие-то христиане и были, то просто крещенные в детстве, но службы не посещающие.

Наоборот — мусульмане активно приехали за нас воевать. Родноверы (язычники) великолепно себя показали. Они очень мотивированные, идейные воины, смерти не боятся.

Поэтому к Церкви очень серьезный вопрос — нужно не только застраивать страну храмами-новоделами, но и должен быть результат — люди, готовые отдать жизнь за Родину. В общем, в этом плане я ставку на Церковь не делаю... По итогу — Церковь за нас не встала, она нам не подмога в идеологии.

Идеология является основой всего. Если у нас в 40-е годы была комплексная, всемирная идеология — построение справедливого классового общества — то были у СССР друзья и в Испании, и в Америке, и по всему миру. Сильная идеология — это магнит для человеческих стремлений. Наши враги прилагают титанические усилия, чтобы что-то подобное не появилось на территории Земли. Сейчас ничего не предлагается, кроме золотого тельца, но как только появится альтернативный проект мирового значения, то все народы его поддержат. Россия — это единственное место, где может родиться такой проект, она имеет значительный ресурсный потенциал, чтобы он стал явью для всего человечества. К сожалению, любые попытки создать нечто подобное, сейчас убиваются на корню.

— Следующий вопрос мы специально зададим для граждан, которые или действительно верят, что наши войска воюют на территории Украины, или разносят с какой-то целью подобные слухи: принимала ли участие в боях в Новороссии регулярная российская армия?

— Этот вопрос мне задают постоянно. Вот только почему меня никто не спросил — были ли там американские, польские или английские войска?! Так вот отвечаю: своими глазами видел пленных американцев, поляков. Вот англичан лично не довелось видеть, но люди, которые со мной воевали, их убивали и в плен брали. И негры там были — и убитые, и пленные. И было их дохера. Когда нам по телевизору говорят, что Россия не может вмешиваться, то просто интересно — почему те страны себя ни в чем не ограничивали? Они с первых дней работали на Украине, как у себя дома. В штабах работали, а местные были на уровне «подай-принеси-ПНХ». То есть приезжали иностранные кадровые военные и рулили зомбями украинскими.

Тот бред про российских спецназовцев, воевавших на квадроциклах с пулеметами, который распространяют некоторые СМИ, могу прокомментировать так — ни в одном бою я никаких русских спецназов не видел. Все делали местные — спецназ ДНР, ЦСО МГБ ДНР, бригада народной милиции и так далее. Все — сплошь местные плюс добровольцы из России.

Львиная доля военспецов русских, которых я видел — приехали на свои деньги, в отпуск, безо всякого приказа и помощи государства. Российскую армию в ходе боевых действий лично я не видел от слова «совсем». Дебалю брали например мы сами, безо всякого «северного ветра». Слухи про Иловайск, где якобы были регулярные войска России — лично опровергнуть затрудняюсь, меня там, к сожалению, не было. Однако мои друзья которые там реально были — добровольцы и местные — никаких русских войск там не видели. Словом, русские добровольцы были, русских войск там никто не видел.

Поэтому мы и видим сейчас такой печальный результат военных действий на Украине. Ведь с их стороны воевали профессиональные военные из Европы и других стран, а с нашей — местные жители, которым деваться некуда, и российские добровольцы.

— Спасибо! Вы все доходчиво объяснили — кто захочет, тот и поймет. Давайте затронем непосредственно Вашу деятельность врача, начальника медицинской службы. По мнению некоторых экспертов, раненный боец оттягивает на себя личный состав, который вынужден помогать ему, плюс психологически это тяжело. Как удавалось в условиях ограниченного снабжения и отсутствия поддержки с «большой земли» спасать жизни бойцов?

— Для деморализации подразделения, раненый эффективнее, чем убитый. Но, с другой стороны, это комплексный вопрос. Сейчас мы говорим о современных условиях ведения войны, когда хорошо развита медицина и бои идут чаще всего в городской застройке.

Вот конкретный случай. Аэропорт, штурмовая группа 80 человек, фактически рота. По уставам, которые устарели уже на сотню лет, на роту должен быть один фельдшер. У нас на эту штурмовую группу было 8 медиков: 5 врачей и 3 анестезиолога-реаниматолога высшей категории. Плюс четыре-пять машин скорой помощи разного типа, в том числе импровизированные.

В один эпизод боя было 11 раненых. При такой концентрации медиков в течение 10 минут мы всем оказали помощь, еще через 20 минут они были в госпитале, а через 15 минут все машины вернулись за новыми ранеными. Такую концентрацию медиков и спецтехники удалось сконцентрировать благодаря моим личным контактам: все собиралось в совершенно разных ведомствах — МВД, МГБ, бригада спецназа... В общем, удалось собрать все наличные медицинские силы Республики в один кулак.

После этой военной операции непосредственное командование меня чуть не убило — спасибо людям, которые охраняли меня, они не дали! Дело в том, что непосредственное командование отсняло нашу работу в аэропорту и отчиталось вышестоящему начальству, что у них на КАЖДЫЙ отряд несколько «скорых» и большое количество медиков. Руководство выделило им средства, горючку, запчасти, медикаменты, которые те успешно скрысили. В общем, скандал был большой.

Таким образом, если в подразделении хорошо налажена медслужба, то раненые быстро получают помощь, попадают в госпиталь, выздоравливают и возвращаются в строй опытными подготовленными бойцами.

Я общался с Луганским медицинским корпусом, и сводная статистика говорит следующее — сто процентов раненых, получивших первичную медпомощь, доживают до больницы. То есть, даже если элементарно бинт, жгут намотали, уже вероятность, что человек выживет, возрастает неимоверно. Для этого необходимы самопомощь, взаимопомощь и подразделения медиков в штурмовых группах, которые оказывают помощь сразу после получения ранения.

Часто соотношение раненый/убитый составляет 10 к 1. Если не оказать качественную помощь, то тогда из этих десяти умереть может три, пять и более... Поэтому правильная работа с ранеными — это основа современной военной медицины и войны вообще.

— Какими силами была организована медслужба: добровольцы из России, местные врачи..? Какие-то руководства, инструкции по организации подобной службы были?

— Серьезный вопрос. Русские подготовленные медики отказываются ехать категорически, особенно туда, где могут убить. Если кто-то и присутствует из них, то только в безопасности — в госпитале. Местные гражданские врачи навыков работы под огнем, на поле боя не имеют никаких.

Технологии работы в таких условиях у нас вообще нет! То есть она секретна — я пытался ознакомиться с такими методичками, но доступа к ним не получил. Настолько секретна, что даже когда я дослужился до начмеда бригады, я этих пособий не смог увидеть. Получается, не дай бог что случится здесь, методичек мы не увидим и воевать придется как ночью по тайге!

Юрий Евич с коллегами разработал методичку «Тактическая медицина современной иррегулярной войны», которую можно скачать БЕСПЛАТНО. В ней читатель найдет теоретическую и практическую часть, вопросы для самоконтроля, сборки медикаментов для различных групп и ситуаций и огромное количество другой информации, цена за которую оплачена кровью.

Что за рубежом? В американской армии изначально медицинский курс занимал 40 часов, и читали его только парамедикам — аналог наших санинструкторов. Потом курс стали проходить и бойцы первой линии, которые теоретически могут вступить в контакт с противником. Теперь же у них в год 400 (ЧЕТЫРЕСТА) часов уделяется медицине! А у нас, и то в отдельных подразделениях спецназа — 4 (ЧЕТЫРЕ) часа! Как это назвать?! — саботаж, вредительство и так далее... пользуясь терминами Лаврентия Павловича. Если это глупость, то совершенно непростительная.

— На сайте «Тактическая медицина» указана статистика — «чтобы убить одного военнослужащего, нужно выстрелить до 200 000 раз из стрелкового оружия». Вас часто спрашивают, как нужно готовиться к боевым действиям?

— Да, получается, что для того, чтобы убить одного человека, нужно сжечь 10 «калашниковых» (ресурс автомата — 20 тыс. выстрелов). И это не считая тяжелого оружия — гранатометов, пулеметов... Выходит, что вероятность того, что тебе удастся прицельно выстрелить во врага — исчезающе мала. А вот вероятность оказания помощи себе, сослуживцу, гражданскому лицу — она стопроцентная! Не пуля, так контузия. Не контузия, так стресс и диарея. В боевых условиях любая мелочь, вроде потертости ноги, может стоить жизни не только бойцу, но и всему его подразделению!

Я считаю, что учить людей тактической медицине нужно даже раньше, чем учить стрелять. Если у человека есть выбор, что пройти ему в первую очередь — скажу смело: курсы медицины важней! До боя еще дожить нужно, а вот неправильно наложенный жгут — и 50% вероятность, что человек останется без конечности.

Методика «Тактическая медицина» базируется на опыте участия инструкторов в шести основных иррегулярных современных войнах. Она не имеет аналогов в свободном доступе для гражданских лиц. Сотни людей уже прошли курсы для подготовки тактических медиков. Количество обученных бойцов Новороссии не поддаётся учёту...

Кстати, очень важная деталь! Однажды читал книгу по медицине, которая распространяется бесплатно — вроде интересно, полезно... А потом натыкаюсь на методику в ней, при использовании которой человек 100% умрет. Затем еще и еще... Пообщался с военными медиками. Оказалось, что да, есть такая тенденция — специально выкладываются в интернет книги, в которых под флером истины таятся НЕПРАВИЛЬНЫЕ методики. Пишут их вражеские военврачи или наши, которые пошли в услужение к врагу. Такие книги даже специально распространяются среди патриотических кругов, чтоб в случае начала войны неправильно оказанная медпомощь приводила к гибели наших солдат. Это представляет серьезнейшую опасность!

В общем, наше государство самоустранилось от подготовки населения, а враг не спит, работает вовсю.

— Тогда закономерный вопрос: как Вы относитесь к сурвивалистам-выживальщикам? Они-то как раз и делятся в интернете порой откровенным бредом из озвученного. Как Вам их идеология «одиночки»? Можно ли выжить, руководствуясь такими жизненными принципами?

— Сурвивализм откровенно бесполезен. Я об этом много говорил у Дмитрия Пучкова (Гоблина) и могу повторить:

«Правильно один спец отвечал на вопрос, как стать настоящим выживальщиком — идите учитесь на врача, лучше военного. Если ты станешь классным врачом, то служить будешь в самом безопасном месте, спасать тебя будут до последнего. А если враг придет, то тебя не убьют, а просто пересадят в другую операционную. Вот это выживание 80+ левела :-) Вот ты в набедренной повязке в лесу... Как ты представляешь себе ситуацию, что оказался там? Тебя что, инопланетяне похитили? И так далее...»

Сейчас это целая индустрия: ножи для выживания, гаджеты, оборудование, пайки, сайты, книги... И люди тратят деньги на всякую ерунду. Когда приспичит, все это окажется либо далеко, либо бесполезно.

Один посетитель сайта Беркем-аль-Атоми шикарный комментарий оставил, когда все на Украине началось: твою ж мать! Готовился к БП, такой схрон построил, столько жратвы запас... Место прекрасное — болото, дорог нет. Кто ж знал, что это место находится на пересечении границ России, Беларуси и Украины! Теперь там колючка, датчики, вооруженные наряды, готовые стрелять в каждого... Я не могу даже туда добраться.

Вот примерно так и получится с выживальщиками. Слишком много непредсказуемых условий, которые надо планировать заранее.

Да и люди — существа социальные. Во-первых, у тебя есть семья, если ты не конченный долбодятел. Это уже социум. Во-вторых, куда ты не приди, в какие заброшенные леса — уверяю, всегда найдутся местные, которые придут и спросят: «А кто ты, мил человек?» Поэтому выживание нужно строить во взаимодействии с людьми. Куда-то бежать — это бесполезно. Находясь на своей территории, ты знаешь людей, социум, ты местный. А вот приезжий в условиях гражданских беспорядков — это чаще всего добыча или опасность, которую лучше сразу устранить.

Третий момент — очень важный — как ты переедешь в лес? Просто попробуй: собери вещи, семью, погрузи на машину. Мы проводили эксперимент с нашими ребятами, людьми подготовленными: без семьи, лес, ноль градусов, влажность под 100%. Так вот люди буквально за два дня все поняли. Идея «уйду с семьей» в лес сразу стала неадекватной. Это когда ты сидишь с пивом у телевизора, то тебе кажется, что выживание в лесу — это прикольно.

Вообще, сурвивализм построен на махровом эгоизме. Человек думает, что он накупит кучу ништяков, сядет в лесу и будет отстреливать всех. Так вот — это бред от начала до конца. По моему опыту, когда на Донбассе начались события, появились беспредельщики, которые думали, что если они с ружьем — то они крутые. Даже они сразу кучковались в банды, по одному не ходили. Но все эти банды были очень быстро «вразумлены».

А разговоры, что всех перестреляю — это хорошо только для компьютерных игр. Если ты пойдешь направо-налево выносить соседей, магазины, то очень быстрое найдутся еще более «резкие» люди, которые с тебя спросят. И закончится все очень быстро, если у тебя нет специальной подготовки и группы соратников за плечами.

Скажу кратко: для тех, кто занимается сурвивализмом — это вариант психологического онанизма. Настоящее выживание — это разносторонняя подготовка себя как личности: психологическая подготовка, медицинские, социальные, военные знания. Когда начинается пипец, то люди, которые служат точкой кристаллизации и представляют из себя сильную личность, не задаются вопросом самовыживания. У них стоит вопрос спасения тех людей, которые рядом с ними. И вокруг таких лидеров кучкуются менее стойкие граждане, но готовые прикрыть их собой, лишь бы была польза делу.

Приведу пример Александра Захарченко. Когда начался бардак, он не стал прятаться, в то время как остальные силовики боялись нос показать. Он не боялся везде ходить, лично руководить, воевать, ходить врукопашную. Вот это и есть настоящее выживание! А идея «я от всех спрячусь в болоте» просто недостойна человека.

— Доходчиво объяснили. Давайте обратимся к курсу «Тактическая медицина». Как российские силовики, казаки, общественники относятся к Вашей деятельности?

— Когда я приехал в Россию, то был уверен, что соответствующие структуры просто порвут меня на клочья в плане обмена опытом. Ведь я оказался в Новороссии, когда территорию контролировали СБУ и прочие мрази — то есть в самом начале событий. Соответственно, у меня есть уникальный опыт по организации медицинской службы на территории, контролируемой противником. Но все структуры мне дружно сказали: «Юрий Юрьевич, нам ничего этого не нужно — идите в народное хозяйство». И продолжают так говорить до сих пор...

Приходилось даже слышать, что у высокопоставленных чинов охрана и так хорошая, медицину знают. На мой вопрос про простых граждан создается впечатление, что мы говорим на разных языках и живем на разных планетах. По моему опыту, равнодушие к медицине — у всяких штабных крыс, которым наплевать на тех, кто реально решает ход боевых действий. Но хотя бы пока не мешают — и то слава богу...

По казакам — на низовом уровне мы взаимодействуем. Казаки, которые воевали — те интересуются, приглашают нас. Как правило, мы очень дешево для них проводим курс «Тактическая медицина», для воевавших у нас вообще бесплатно.

Сами понимаете, что наша расходная часть составляет десятки тысяч рублей — нужно приехать нескольким инструкторам, где-то жить, что-то кушать. Поэтому, если будут предложения помощи в организации курсов и компенсировании расходной части от государственных или казачьих структур — то будем рады. К сожалению, таких предложений поступает немного. Например, у нас есть друзья — Военно-патриотическая организация Подмосковья. Но у них нет никакого финансирования, хотя и состоят в ней тысячи членов — сотни клубов по всей России. Мы им выделили инструктора, но этого недостаточно для такого большого объема заинтересованных. Вот у них допризывная подготовка, эти ребята точно будут служить и, возможно, воевать. Но все упирается в финансирование.

Вот в таком зачаточном состоянии и находится военно-патриотическая подготовка в России.

— Курс «Тактическая медицина» может прослушать совершенно неподготовленный человек? Ведь он будет полезен не только тем, кто готовится к войне и техногенным катастрофам, но и обычным охотникам, рыбакам, любителям активного отдыха? Какова его стоимость?

— Большинство из наших слушателей раньше никогда не занимались спасением. Курс как раз и предназначен для такого контингента. Наш интенсив обычно состоит из трехдневных занятий. Как правило, они проходят по выходным: первый день — аудиторные занятия, второй и третий дни — полевые и аудиторные. Имея на руках методичку «Тактическая медицина современной иррегулярной войны» и пройдя интенсив, человек сможет уже и сам тренироваться, и людей по месту жительства натаскивать.

Стоимость вполне гуманна — 9 тысяч рублей с человека. Часть средств идет на покрытие проезда, проживания, когда мы ведем бесплатные тренинги для участников боевых действий.

— Да, цена вполне адекватная, учитывая траты на организацию. Сколько человек должно быть группе обучающихся? Как астраханцы могут записаться на него?

— Обучение проводят четыре инструктора. Оптимальное число группы — 8 человек, максимальное — 12. Подать заявку на организацию курса «Тактическая медицина» в Астрахани можно по ссылке, там же указаны все контакты и координаты для связи, а также дополнительная информация. Также сейчас планируется интенсив в Волгограде — ребята могут связаться и туда приехать.

— Спасибо, Юрий Юрьевич, что нашли время для разговора. Желаем Вам успехов в Вашем непростом, но очень нужном сейчас деле, и благодарных слушателей!

— Всего доброго!

Интервью подготовил Тахир Царевский специально для интернет-журнала Astrakhan.Site

Юрий Евич и «Тактическая медицина» в соцсетях:

Интересная статья? Поделись с друзьями!

Коллеги пишут: