18+
Общество
Астраханец в Минске: «Творится страшное, и непонятно, к чему это приведёт»
08/18/2020

Белоруссия уже несколько дней в топах новостей: люди протестуют по поводу результатов президентских выборов. Об обстановке в соседней стране рассказал уроженец Астараханской области, живущий в Минске вот уже 11 лет. Своё российское гражданство он не оставляет. Для него важно быть русским по паспорту. И как поступить теперь, когда прежняя Белоруссия может быть разрушена, он не знает: уезжать не хочется, но, возможно, настанет момент, когда не останется иного выхода, кроме как вновь собрать чемоданы… 

Поделиться: 

О массовых протестах

«Некоторые говорят, что обстановка на митингах дружелюбная. Но, мне кажется, это больше похоже на помешательство. У людей будто напрочь выключилось собственное мнение. Может быть, какие-то психологи работают в Telegram-каналах. Я сам видел провокационные каналы, и намеренно оградил их от себя, чтобы сохранять ясность ума.

На улицах много народу. Многие просто бойкотируют работу: каждый день где-то начинаются забастовки – то на заводах, то на телевидении. Собрания иногда достигают до 60 тысяч человек. Кто-то оборачивается в бело-червонные флаги оппозиции, чтобы показать принадлежность к ней. Кто-то носит белые ленточки на запястьях. А кто-то скандирует «Уходи! Уходи!» в адрес действующего президента. Во всех авто поет Цой свою «Перемен требуют наши сердца». Самое неприятное для меня – то, что бесконечно сигналят машины. 

При этом замечу, что поначалу реальной угрозы от митингующих не было. Никто не бил витрины. Просто вышли возмущённые результатами выборов люди. Но в итоге многие были изувечены силовиками. Как оказалось, не обошлось и без жертв. Скорее всего, руководство страны решило, что всё можно решить силовыми методами. Поэтому начал действовать ОМОН, и это подогрело только толпу». 

О выборах 

«Моя знакомая, учительница работала наблюдателем на выборах. Она рассказывала, что система подсчёта голосов такова, что никого не волнует, кто и как проголосовал. В основном говорят, какие цифры надо написать.

Но у оппозиционеров была фишка, как складывать бюллетени: бюллетени за соперницу Лукашенко Тихоновскую складывали гармошкой, и реальные цифры примерно были видны наглядно. В день объявления результатов выборов к избирательным участкам пришли те, кто голосовал за Тихоновскую. Например, 300 человек. А всего через участок прошло 5 000. И тут объявляют результаты: 4 800 – за Лукашенко, 20, 50 или максимум 100 – за Тихновскую. В итоге собравшиеся в ярости, а члены избиркомов не могут покинуть участки». 

Об учителях 
«В основном избирательные комиссии формировались из учителей, директоров школ, завучей. И у общества сложилось мнение, что учителя в сговоре с милицией привели Лукашенко к власти путём фальсификаций. 

На учителей сумасшедшая травля. Многие начинают увольняться. К заборам школ, гимназий учащиеся несут свои грамоты, ленточки выпускников. Они пишут гневные сообщения и плакаты: «Здесь похоронен мой голос». Возмущаются: чему могут научить учителя-фальсификаторы? Настоящая охота на ведьм со стороны учеников. 

Учителей сделали козлами отпущения. Массовые провокации какие-то. Никто не принимает во внимание тот факт, что учителям нельзя было не сесть в комиссии; что председателям, наверное, цифры приходили сверху; что многие, члены комиссий отказывались подписывать протоколы, которые им предоставили председатели». 

О русских и России 

«К русским и России белорусы относятся очень хорошо. В Белоруссии очень маленький процент тех, кто  говорит на белорусской мове и очень негативно относится к России. Подавляющее большинство говорит на русском. Ни у одного из кандидатов в президенты не было призывов вернуть бело-червоный флаг, который был с 1991 по 1995 годы, запретить русский язык.

При этом среди моих знакомых белорусов почти нет таких людей, которые были бы за интеграцию. Многие хотят жить в независимой стране. У меня сложилось ощущение, что митингующие не хотят ни в Европу, ни в Россию. Или они еще не разобрались. Но к России, также, как и к русским, относятся очень хорошо». 

О Минске 

«Я только сейчас понял, насколько сильно полюбил Минск. Здесь всегда было так хорошо и спокойно! И это даже как-то не ценилось. Мне хочется, чтобы всё это прекратилось. Чтобы всё было хотя бы как раньше. Хочу в спокойный Минск. В тот тихий мирный город, где не страшно ходить по улицам в три часа ночи.

После 9 августа настолько всё изменилось, что я иной раз не верю в происходящее. Я живу буквально в центре столицы, и все события разворачиваются, можно сказать, у меня под окнами. Не хочется войны. Боюсь, что начнут стрелять. Особенно страшно было в первые две ночи после выборов».

О доходах и экономике 

«Страна живёт очень хорошо. Я всегда говорю белорусам: «Вам просто не с чем сравнивать». Та же моя знакомая учительница – в разводе, с ребёнком, живёт одна. Кроме учительской зарплаты у неё ничего нет. Ни она, ни ребёнок ни в чём не нуждаются, ездят в Европу на отдых.

Для белорусов поехать в Европу «на закупки», как они говорят, – всё равно, что для россиян из сёл приехать в областной центр. Ездят за покупками, скажем, в Польшу, потому что там дешевле. Это норма. Здесь нет человека, у которого бы не было бы Шенгенской визы. Визы выдаются людям на два-три года: люди активно ездят по Европе, у них большая визовая история». 

О Лукашенко 

«Думаю, вероятность, что 31 декабря нас будет опять поздравлять Александр Григорьевич, очень мала. Мало людей, которые бы публично поддерживали президента. Сейчас написать в соцсети «Лукашенко – мой президент» гораздо большая смелость, чем сказать «Лукашенко – не мой президент». Но говорить о том, что он уйдёт сам, тоже не представляется возможным. Александр Григорьевич сказал, что он не из тех людей, которых к чему-то можно склонить давлением.

Белорусы считают, что они все проснулись, что они жили в режимном государстве и что с этим должно быть покончено. Хотя ещё незадолго до выборов все говорили, что надо голосовать за Лукашенко, если мы хотим жить в такой Белоруссии, какой мы все её знаем. Лукашенко называли символом стабильности. Говорили, что если выбрать кого-то другого, начнётся смута». 

О будущем 

«Разговаривал с митингующими, спрашивал, чего они добиваются. Отвечают: «Чтобы ушёл Лукашенко». Понимают ли они, что страна будет жить хуже? Говорят, что да. И на это они, якобы, готовы: «Мне плевать, я готов жить голодно, плохо, лишь бы он не был президентом». Многие даже имеют представления о том, как всё должно быть после ухода Лукашенко. Называют его тираном и преступником, но не приводят факты. Страшно, что люди не думают о будущем.

Я не могу сказать, поддерживаю я режим или нет. У меня, скорее, нейтралитет. Как гражданину России, мне не важно, кто будет президентом Белоруссии. Я считаю, что я здесь гость, и не имею право высказывать своё мнение по этому поводу. И я приму любой выбор белорусов: если всё будет хорошо, останусь, если мне что-то кардинально не понравится, уеду».  

Мнение редакции может не совпадать с мнением респондентов. Герой материала просил не указывать личные данные по соображениям безопасности. На фото - митинг в поддержку мира и спокойствия в Белоруссии, проведенный 16 августа 2020 года на площади Независимости в Минске в качестве ответа оппозиционерам. Источник - sovrep.gov.by.

Фотографии новости: 
Все новости региона
Популярные новости за неделю